Но образ твой все так же светел…

Но образ твой все так же светел…

Хормейстеру, певице, режиссеру Софье Артуровне Манн нынче исполнилось бы 115 лет

Софья Артуровна Манн…  Удивительное по красоте имя,  не менее красивая жизнь — и поразительные деяния на ниве  музыкальной самодеятельности  в рабочем городке середины 30-х годов. То, что делала она, не жалея времени и сил, достойно уважения. О судьбе хормейстера, режиссера, певицы шла речь на прошедшем в ДК «Бригантина» вечере «Сердце на подмостках», посвященном ее памяти и организованном по инициативе и силами творческого объединения «Старгородцы».

 От революции — к классике

 

Софья Манн приехала в Миасс в 1930 году, поступила работать в трест «Миассзолото» и организовала хор, без выступлений которого вскоре уже не обходился ни один городской концерт. Певцов все прибывало и прибывало, от революционных и народных песен перешли к классике, а потом замахнулись на оперу!.. Разучили первую картину из второго акта оперы Верди «Аида». В 1936 году в Челябинске коллектив победил на первой областной профсоюзной олимпиаде. За организацию первого в области самодеятельного «оперного ансамбля» Манн получила грамоту и патефон с пластинками.

 Радиоприемник в награду

Успех на олимпиаде вдохновил артистов на работу над оперой Римского-Корсакова «Царская невеста». Декорации изготавливали сами. По открыткам и журналу «Живописная Россия» шили костюмы. На первой Всесоюзной олимпиаде художественной самодеятельности ЦК Союза работников по добыче золота и платины творческий коллектив из Миасса занял первое место, был премирован грамотой, пианино и двумя тысячами рублей, а его руководитель, сыгравшая главную женскую роль в «Царской невесте», получила радиоприемник. Работа продолжилась с новыми силами. Были разучены отрывки из опер Римского-Корсакова «Снегурочка», Бизе «Кармен», Чайковского «Евгений Онегин».

 Один год — семь премьер

В войну организовывали концерты в помощь детям и женщинам, освобожденным от оккупантов, на постройку детдома сиротам, на авиаэскадрилью золотой промышленности, в помощь семьям фронтовиков и т. д. Всего было собрано 63 тыс. рублей.

В 1944 году горком КПСС утвердил организацию театра на базе художественной самодеятельности. Софью Манн назначили директором театра. Артисты трудились бесплатно и без отрыва от основной работы. Премьера комедии А. Островского «Не было гроша да вдруг алтын» состоялась 4-5 июня 1944 года в кинотеатре «Энергия». Через полгода была поставлена комедия Гольдони «Слуга двух господ». Эскизы к красочным и исторически выдержанным костюмам выполнила сама Софья Артуровна. Всего в течение года коллектив осуществил постановку семи новых пьес. Миасцам нравились спектакли, желающих посетить их было больше, чем билетов.

 Святая к музыке любовь

В январе 1946 года Софья Артуровна вернулась к руководству хорами в Доме учителя и в клубе автозавода. Многие из ее хористов впоследствии стали профессиональными певцами, дирижерами, руководителями самодеятельных хоровых коллективов. В преклонном возрасте она делилась своим опытом с молодыми руководителями хоровых коллективов, помогая им советом и консультациями. Имя Софьи Артуровны Манн вошло в историю Миасса как пример бескорыстного служения искусству и людям.

  Ольга Балановская, руководитель творческой группы «Старгородцы»:

Руки, как крылья птицы

— Лето 1950 года. Я, маленькая девчушка, взбегаю по лестнице на второй этаж треста «Миассзолото», с трудом открываю дверь в зал и останавливаюсь завороженная: на сцене — огромный хор (более 60 человек!) поет: «Стеной стоит пшеница золотая по сторонам дорожки полевой…» А перед хором стоит красивая тетя в блестящем платье, руки ее движутся легко, как крылья птицы. Кто эта тетя? «Софья Артуровна Манн», — отвечает мама… Сегодня ее имя, педагога от Бога, обладательницы чудного голоса, как-то подзабылось. Как Софья Артуровна могла творить такие великие дела?.. Невозможно представить, чтобы на самодеятельной сцене в 30-е годы, когда люди и ели-то не досыта, ставились отрывки из опер. Но это было! Декорации, костюмы, атрибутика — все делалось своими руками, потому что в людях жила тяга к настоящему искусству. Нашим мамам и бабушкам повезло жить в те времена. А про Софью Артуровну не скажешь лучше, чем строчками Андрея Дементьева: «…Но образ твой все так же светел средь звезд любой величины…»

 Галина Хворост:

Выбрала эстраду

— После окончания школы я приехала в Миасс к тете и сразу пошла в эстрадный оркестр под управлением Янкелевича. Пока мы репетировали, в соседнем классе занимался хор. Когда занятие закончилось, к нам вошла красивая женщина и спросила: «Кто здесь сейчас пел?.. Хотите у меня заниматься?». Я, конечно же, хотела. Но со временем пришлось выбирать что-то одно, и я выбрала эстраду.  Мое общение с Манн было коротким, но я рада, что была знакома с ней.

Софья Захаровна Хлызова:

Продолжила традиции

— Лет в 17 я начала петь дома под пластинки, и мама отвела меня к Софье Артуровне, чтобы та меня убедила в отсутствии способностей. Но Манн увидела у меня неплохие вокальные данные, стала со мной заниматься, и я без труда поступила в Новосибирское музыкальное училище. Причем я приехала, когда экзамены уже закончились, но педагоги согласились меня прослушать. А прослушав, тут же зачислили вне конкурса. Я была последней ученицей Софьи Манн и впоследствии пыталась продолжить ее традиции: в середине 90-х годов ставила оперные отрывки на сцене ЦД «Строитель».

 Вера Георгиевна Романова:

Опахалом по короне

— В 1944 году на автозаводе организовался хор, которым руководила Софья Артуровна. Одновременно она вела занятия в Доме учителя, и я стала ходить сразу в оба хора. Когда мы ставили «Аиду», я была рабыней, стояла позади египетской царицы Амнерис (ее роль исполняла Софья Артуровна) и обмахивала ее опахалом. Махнула так, что угодила прямо по короне Амнерис. И говорю: «Софья Артуровна, вы мне мешаете!» Потом эти слова мы долго вспоминали как анекдот. Помню, костюмы шили сами из марлевки, а чтобы быть похожими на негритят, размачивали жженые пробки в пиве и мазали руки и лицо.

 Есть люди с беспокойною душой,

Они в своих стремленьях неуемны,

И все ж в работе нужной и большой

Они всегда просты и очень скромны.

Они не ищут славы, не кричат,

Когда имеют в чем-то достиженья,

Но их повсюду любят, ценят, чтят

За чудное душевное горенье…

Захар Григорьевич Фурман, друг семьи, написал эти строчки на 70-летие Софьи Манн…

Выделено памяти сервера: 13.21MB | MySQL запросов в базу: 77 | Страница создана за 0,204 sec.