Почти 30 лет назад в центре Миасса вспыхнул Вечный огонь

Почти 30 лет назад в центре Миасса вспыхнул Вечный огонь

Как-то одна из моих собеседниц упомянула, что была в числе бегунов, доставивших в Миасс Вечный огонь. Некоторое время спустя на конкурс «Миасс неизвестный» прислали фотографию 70-х годов, где Скорбящая мать стояла не рядом с гимназией № 26, а гораздо ниже, у площади, где огня нет и отродясь не бывало (кстати, мало кто уже помнит об этом). Прошлым летом олимпийские факелоносцы Александр Мрясов и Сергей Полев сообщили, что им однажды уже приходилось нести в руках священный огонь.

К 40-летию Победы

Пришел момент, когда захотелось объединить разрозненные факты и воспоминания, чтобы получить целостную картину того, как Миасс обзавелся Вечным огнем —  редкий город может похвастаться его наличием и, что не менее важно, жизнеспособностью.

Вот что рассказала Вера Скрябина, которая, собственно, и подтолкнула нас разузнать  историю Вечного огня:

— В 1985 году (год 40-летия Победы), в ночь с 8 на 9 мая, миасские бегуны несли в город факел, зажженный от Вечного огня на Комсомольской площади в Челябинске. Факел был один, нас — более 30 в возрасте от 20 до 70 с лишним лет. Начали эстафету ровно в полночь из областного центра, бежали по очереди пятерками — женщины по пять километров, мужчины — по десять. Все остальные ехали в это время в автобусе. Пробег сопровождали машина «Скорой помощи», ГАИ и бронетранспортер. Так как факел был достаточно тяжелым, его везли на бронетранспортере, и только перед поворотом с трассы на Миасс мы стали передавать его из рук в руки. К Скорбящей матери прибыли как раз к началу митинга…

Надежды не оправдались

Бронетранспортер, ГАИ, «Скорая помощь» — по всему видно, что мероприятие было очень серьезным и наверняка проводилось под контролем городских властей. С тайной надеждой найти хотя бы какие-то документы, касающиеся нужной нам темы, мы отправились в городской архив. Увы, не нашлось ни одного постановления исполкома!

Пришлось обращаться к участникам пробега. И тут выявилась любопытная закономерность. Так как прошло почти 30 лет, бегуны кое-что подзабыли, вследствие чего порой возникали несоответствия в воссоздании истинной картины событий.

Лихач в кювете

— Я тогда был председателем федерации легкой атлетики, — припомнил Сергей Полев. — Выдали нам одинаковые футболки, и мы через самодельный трафарет печатали на них красной краской то ли рисунок, то ли надпись какую-то. Зажгли факел на Комсомольской площади часов в десять вечера. По областной столице толпой пробежали, потом группами по три-четыре человека, а по старой части — снова вместе.

— В старом городе случился небольшой инцидент. Повернули мы к Шадринскому мосту, и вдруг прямо на нас летит мотоциклист. Гаишник, ехавший впереди, подставил свою машину, лихач в нее врезался и в кювет улетел, а мы побежали дальше. Помню, после пробега я три дня ходил как на костылях — ноги набил об асфальт.

Курить не будем — заснем!

Валентина Соболева сумела оживить в памяти следующие факты:

— Бежали по трассе группами, а так как впереди шла машина ГАИ, выхлопные газы летели прямо на нас. Помню, мелькнула мысль: «Как бы не задохнуться от этого газа-то…» Вернулись в автобус — а там водители курят. «Ребята, — говорю, — вы зачем курите?» Они в ответ: «Если курить не будем, не довезем вас — заснем!» Попереживала, а деваться некуда.

Бежать ночью с факелом при свете фар интересно, но я подумала: «Увидит нас кто-нибудь и решит, что ненормальные…» И засмеялась.

Факел не был тяжелым, но девушки побаивались, что языки пламени обожгут лицо или волосы, и поэтому держали его на некотором расстоянии от себя. Рука, естественно, уставала.

Бегуны — народ выносливый

Рассказ Александра Мрясова оказался самым подробным, но именно здесь обнаружились нестыковки. По словам Александра Николаевича, митинг в Челябинске начался в полдень 8 мая, потом факел возили по городу на самоходке, а миасская команда ездила на автобусе. В час ночи бегуны стартовали от памятника героям Танкограда в сторону трассы, завернув по пути на улицу Цвиллинга к Вечному огню.

Дальше — еще интересней. Как помнит Мрясов, автопробег сопровождали три машины ГАИ и два автобуса. Оказалось, что и факел тоже был не в единственном числе: один — настоящий, сделанный автозаводом, и еще два — самодельных. Зачем?

— Чтобы успеть заправлять их маслом, — пояснил ветеран спорта и продолжил:

 — Каждый мужчина в общей сложности пробежал 40 километров, каждая девушка — 30. В итоге мы преодолели 120 километров за восемь часов 15 минут без всяких ЧП. Врач в автобусе беспокоился: «Почему ко мне никто не обращается?» — «Мы, спортсмены, народ выносливый. Даже если болит, молчим и бежим вперед!»

В 9:15 команда от элеватора тремя колоннами направилась к центру города. Впереди — самоходка, везущая факел. На площади знаменитый строитель Виктор Узинский передал факел Герою Советского Союза Николаю Романовичу Жмаеву, который и зажег Вечный огонь.

Их было два!

В архивах редакции «МР» мы нашли газеты 30-летней давности и прочитали репортаж об открытии обновленного мемориального комплекса (именно в 1985 году Скорбящая мать «переехала» на новое место, выше площади) и зажжении около него Вечного огня.

Новостью для нас стала информация, что в тот же день в Миассе вспыхнул еще один Вечный огонь —у памятника погибшим напилочникам на территории МНЗ.

Еще больше удивило сообщение о том, что в мае 1985-го по решению исполкома центральная площадь стала называться «Площадью Мира». Полезно все-таки иногда листать старую прессу…


 

От редакции:

Будем рады, если участники того самого памятного пробега поделятся с нами СВОИМИ воспоминаниями об этом важном для истории города событии. Звоните, пишите, приходите.

Выделено памяти сервера: 13.19MB | MySQL запросов в базу: 80 | Страница создана за 1,357 sec.