Почти полвека Вадим Фирсов ищет родного брата Валентина, курсанта Васильковской школы авиамехаников

Почти полвека Вадим Фирсов ищет родного брата Валентина, курсанта Васильковской школы авиамехаников

На электронный адрес «МР» написал москвич Геннадий Фирсов, долгое время разыскивающий своего дядю Валентина Петровича Фирсова, 1926 года рождения, который в 1941 году поступил в Васильковское училище авиамехаников (Миасс), перейдя в него из Пермского училища речфлота, убыл в апреле 1942 года — и пропал.

« В Интернете я нашел материал о встрече ветеранов-васильковцев в Миассе, состоявшейся 14 лет назад, — пояснил Геннадий, — и очень надеюсь, что у кого-то могли остаться фотографии военного периода или кто-то помнит моего дядю. Помогите, пожалуйста, его найти!»

Мы связались с Мариной Сергеевной Малышевой, которая вместе с ребятами-краеведами долгие годы кропотливо собирала материалы по истории Васильковского училища, вела обширную переписку с ветеранами и даже создала прекрасный музей в ДЮЦ «Ровесник». Если кто-то и мог помочь Геннадию Фирсову, то только она, Марина, владеющая громадным архивом. Увы, Марина Сергеевна, перелистав все документы, нашла одного Фирсова — но совсем не того, которого ищет племянник.

К поиску подключилась Дарья Баннова, старший научный сотрудник, пообещавшая связаться с городским архивом. Однако и ей пока не повезло.

А недавно в редакцию пришло письмо из Санкт-Петербурга от отца Геннадия, родного брата разыскиваемого нами Валентина Фирсова.

Вадим Петрович, горячо поблагодарив за помощь, прояснил подробности семейных поисков. История оказалась необычной…

«Поисками Валентина сначала занималась наша мать, — писал Вадим Петрович, — ездила в Миасс, но безрезультатно. По воле судьбы мы оказались в Крыму, возобновили поиски, и на наш запрос пришел официальный ответ, что Валентин пропал без вести в 1944 году.

Шли годы. Мама умерла. Я повзрослел, женился, появились дети, и вот в 70-х годах снова начал искать брата. Обратился в Пермскую мореходку, где учился Валентин. Мореходка отписалась, что да, учился — и все.

Я еще несколько раз делал запрос, послал им копию фотографии, где были сняты несколько курсантов, и Валентин в их числе, перечислил все фамилии. Поделился своими воспоминаниями, что последний раз видел его, когда мы жили на Слюде. Он приехал на каникулы с приятелями. Помню: мы едем на машине, он стоит, на нем белая рубашка «апаш» с голубым воротником, ветер треплет его волосы. Потом началась война. Он писал, что как патриот и комсомолец идет воевать добровольцем.

Из мореходки ответили, что ребят с фотографии никто не помнит, что в пароходстве они не работали, но дали зацепку: Зеров Николай Петрович, выпускник тех лет, работает механиком на теплоходе «Вильгельм Пик», проживает в Перми.

Я написал в Пермь, но не получил ответа. Одновременно мое письмо полетело в политотдел Васильковского училища с просьбой дать координаты общественной организации ветеранов, если таковая имеется. Ответа не дождался.

Однажды в памяти неожиданно высветилось воспоминание о когда-то виденной мною справке, из которой следовало, что Фирсов В. П. выбыл из школы авиамехаников и направлен в Златоуст в распоряжение капитана по фамилии Ковхнюк. Я принялся за поиски, но ни среди жителей Златоуста, ни среди военнослужащих, военпредов и офицерского состава человека с такой фамилией не было.

Послали запрос в Подольск — нам ответили, что в Балаклаве на Валентина заведено розыскное дело. Балаклава, в свою очередь, ответила, что в списках погибших при обороне Севастополя Фирсов не значится.

Посылал я фото брата и на передачу «Жди меня».

Был еще один удивительный случай. В 1946 году после долгих скитаний по Союзу мы вернулись в Кыштым. Мама стала работать в Челябинске-40, ездила на работу на «развозке», меня определила в ремесленное училище. Я был начитан, общителен, силен физически, хорошо учился, вступил в комсомол, участвовал в самодеятельности.

Однажды мама попала в автокатастрофу, положение ее было безнадежно. Я навещал маму несколько раз, но она уже не узнавала меня. Вместе с ее родным братом, моим дядей Антоном, мы похоронили маму. И вот тут я понял, что остался совсем один со своим горем. Перестал следить за собой, в голове были пустота и ужас.

Как-то незнакомый парень, примерно мой ровесник, сообщил, что его сестра, бывшая одноклассница Валентина, недавно получила от него письмо. Валентин якобы жив и находится в данный момент то ли на отдыхе, то ли на лечении в одном из приволжских городов. Парень дал мне конверт с обратным адресом, я сунул его в карман шинели.

Горе мое потихоньку уходило. Я снова взялся за ум, за учебу, а про письмо забыл. Прошло много времени, пока мне в руки попался этот конверт. Написал письмо. Ответили, что такого в городе нет, куда выбыл — неизвестно…»


От редакции

Нам очень жаль, что мы пока не смогли помочь Фирсовым. Но, возможно, среди наших читателей есть люди, которые каким-то образом были связаны с Васильковским училищем авиамехаников — учились там сами или были родственниками тех, кто учился. Если вам есть что рассказать о Геннадии Петровиче Фирсове, звоните нам.

Человек не иголка в стоге сена. Неужели не найдем?