Но это ничего. Главное, что живой!

Но это ничего. Главное, что живой!

Новый год — приятная пора для каждого из нас: сказочная атмосфера, подарки, новые ожидания и планы. Всенародно-семейный праздник — рекордсмен по количеству позитивных эмоций настроений.

К сожалению, реальность не всегда считается с нашими праздниками, внося в запланированную жизнь свои правки, порой настолько серьезные,что остаются от них шрамы на многие годы. Так было в жизни Романа Хисматуллина — рядового миасца с обычной трудовой судьбой. Если не считать, что судьбу эту «прострелила» война.

В памяти навсегда

Война — бесчеловечна и многим калечит судьбы, а кого­то просто ломает навсегда: человек не может адаптироваться в обществе, нормально работать… Не обошла эта участь и Романа Хисматуллина.

Он был призван в армию в 2000­м, в период второй чеченской войны. Начинал службу здесь, на Урале, и вполне мог избежать отправки в зону боевых действий. Но сам попросился, когда представилась такая возможность. Несколько месяцев служил в мотострелковом полку.

Караулы, постоянные учебные стрельбы и реальные обстрелы, два­три часа сна в сутки — так вспоминаются монотонные будни солдата­артиллериста. А еще буднично ходившая рядом смерть: «вертушка», сбитая накануне его прибытия в полк — погибли все; останки солдата, подорвавшегося на мине… Однажды Роман и сам поймал «чеченскую» пулю, будучи на посту.

Ранение

Ранение оказалось серьезным: было пробито легкое, потеряно много крови и, что особенно опасно, задет позвоночник. Грозил страшный диагноз — навсегда остаться в инвалидном кресле. Но он родился в рубашке — после лечения все­таки смог подняться на ноги. Правда, перед этим практически заново пришлось учиться ходить.

Именно эти долгие месяцы лечения и реабилитации оставили самые тяжелые воспоминания. Роман сменил несколько госпиталей — лежал в Ханкале, Моздоке, Ростове, доехал до Москвы. И везде видел страшные картины увечий, беспощадные следы войны на телах и в глазах наших ребят. Но еще страшнее  — у многих психологический надлом от пережитого там. Даже при относительно не тяжелых ранениях, когда теряешь цель в жизни, приобщаешься к вредным привычкам, незаметно утрачивая моральный облик.

Ценить жизнь

Он не сломался. Наоборот, еще больше стал ценить жизнь. Помогли самые близкие люди — отец и мать, которые нашли его в госпитале в Москве, приехали навестить, поддержать. И еще — какие­ — то собственные внутренние силы, возможно, та самая воля к жизни, о которой красиво пишут в книгах (не врут, значит), то чувство, которое проявляется в самых экстремальных ситуациях.

Запах пороха

Потом была медкомиссия. Романа комиссовали. И первый Новый год — дома. В праздничную ночь городские мальчишки запускали на улице петарды — пальба, пахнет жженым — и вновь встал в памяти тот день: «чеченский» выстрел, слабость, сквозь мутное сознание, кружащая сверху «вертушка»… От силы воспоминаний аж голова закружилась — не хочет отпускать война. Сколько лет уж прошло, но и сегодня Новый год для Романа — не аромат елки и мандаринов, а запах пороха, пронизывающий до самой души, и благодарная мысль, обращенная наверх: слава Богу, живой!

Другая «война»

Повоевать ему еще довелось — здесь, на «гражданке», с бюрократической системой. Она­то посильнее будет, потому что это внутренний, более изощренный враг. Роман отвоевывал льготы, положенные государством за пребывание на войне. Справок собрал немного, в итоге насчитали только 42 боевых дня — вместо нескольких месяцев.

Мастер!

Больше десятка лет Роман Хисматуллин трудится в Тургоякском рудоуправлении. Он мастер на дробильно -­ сортировочной фабрике. А мастер в его случае не только хороший производственник, но и авторитетнейший человек в коллективе. Его знает почти полпредприятия, не говоря уж о коллективе самой фабрики. Подтверждение профессионального мастерства — корпоративная Доска почета, где есть  его фото. А подтверждение авторитета и чуткого отношения к людям — многолетний опыт профсоюзного активиста, доверие коллег, неоднократно избиравших его председателем цехового профсоюзного комитета, членом профкома,  а также областные профсоюзные награды.

Семья — главное!

Роман — счастливый супруг и отец двоих детей. Старшему, Диме, уже 9 лет, а младшенькая, Риточка, еще в садик ходит, ей шесть. Сын активно занимается шорт­ — треком, дочка — танцами.

Вот только живет семья ветерана боевых действий, мягко говоря, без раздолья. Все четверо — в «однушке»: супруги спят на диване, дети — в креслах. По госпрограмме Роману дали в пригороде участок под застройку, но застраиваться не на что.

Действительно, на что? Жена — домохозяйка, занимается детьми, а одной зарплаты мужа не хватит даже на выплаты по кредиту. Он до сих пор ощущает последствия ранения: ноги плохо слушаются из­за пониженной чувствительности, и с годами, возможно, это будет проявляться все острее. И с такой «наградой» инвалид второй группы вынужден подрабатывать вечерами.

Роман рассказывает: «Иногда приходишь домой, отдохнуть перед второй работой, видишь глаза детей и уже не можешь никуда идти. Младшая ждет играть, старший спрашивает: «Пап, когда на тренировку придешь, посмотреть, как я занимаюсь?». Но это ничего. Главное, что живой! Спасибо, что живой!»