В праздничные дни особенно приятно окунуться в милые сердцу воспоминания

В праздничные дни особенно приятно окунуться в милые сердцу воспоминания

Из одного Нового года мы уже готовимся нырнуть в другой, «старый» Новый год… Говорят, что иностранцы впадают в ступор от одного только словосочетания «Старый Новый год», а мы — мы ничего, привыкли. Радуемся лишним выходным дням (которых всегда мало, сколько не дай!) и тому, что подготовка к Новому году стала наиприятнейшим времяпрепровождением, даже более приятным, чем само торжество.

Почему? Да потому, что нет теперь у нас никаких проблем с подарками, застольем, нарядами, прическами, Дедами Морозами, карнавальными костюмами и прочими праздничными атрибутами!

А ведь каких­то 20­30 лет назад неумолимо приближающееся 31 декабря вызывало у граждан стойкую головную боль, возникшую от моря вопросов: где взять елку? чем накормить гостей? что налить в бокалы? кого из соседей нарядить Дедом Морозом, чтобы пришел поздравить детей трезвым и веселым? что подарить родным и близким?..

Ну что?.. Вспомним, как это было?

Ведро с пельменями

— Новый год всегда встречали у бабушки с дедушкой.  И даже в 80-90-е годы, когда в городе было туго с продуктами, у них на столе всегда стоял холодец, сало, свежеиспеченные булочки и пельмени. Никаких салатов бабуля не признавала! Пельмени делала сама, без помощников. Ловко орудуя скалкой, ножом и ложкой, настряпывала целое ведро — маленькие, с ноготок. Всем этим мы и угощались на праздники. Да, забыл: было у нашей бабушки фирменное лакомство, которое она ТОЛЬКО на Новый год готовила — сырники из замороженного творога с сахаром и изюмом. Ничего вкуснее не едали!

Виктор Плотников, строитель.

Не дотянули…

— В 90-е годы я работала в социальной сфере автозавода, денег нам не платили, но зато выдавали зарплатную карту, на которую, честно говоря, редко можно было купить что-то стоящее. За две недели до Нового года неожиданно выкинули мандарины — причем, давали сколько угодно. Купила я несколько килограммов, еле донесла и очень радовалась, что будет у нас дома настоящий новогодний праздник — с мандаринами! И как же было обидно видеть, что эти экзотические фрукты с каждым днем все больше портятся. Чтобы они не пропадали зря, мы с семьей регулярно их перебирали и съедали те, что казались подозрительными. К 31 декабря не осталось ни одного…

Светлана Попова, экономист.

В праздничные дни особенно приятно окунуться в милые сердцу воспоминания

Сладости из рассола

— Задолго до декабря мы с сотрудницами начали советоваться, что бы «такое вкусненькое» приготовить к праздничному столу из имеющихся под рукой продуктов. А что имели?.. Да ничего особенного не было, поэтому, как говорится, старались «кто во что горазд». Одна принесла рецепт печенья из рассола – и мы кинулись его осваивать. Было вкусно, но у всех это печенье имело свой, особый вкус, так как соленья каждая делала по своему рецепту. Потом пришел черед «медовой  коврижки» на чайной заварке — и тоже, вроде, неплохо, получилось. По достоинству оценили и «псевдоконфеты»: одна хозяйка делала их из прокрученных сухофруктов, которые потом обваливала в орешках, а другая приспособилась резать кубиками белую булку и обливать эти кубики глазурью — получались прямо-таки настоящие конфеты-ассорти.

Александра Абросимова, педагог.

Алло, гараж!

— Один Новый год мы с мужем встречали в… гараже. Решил мой супруг поменять «железо» у машины (тогда у нас была «копейка»), чтобы в январе поехать на свадьбу к родственникам. Ремонт, однако, затянулся. Я, как истинная «жена декабриста», не могла бросить мужа и, переодевшись в фуфайку, помогала ему, чем могла: подавала ключи, прокачивала тормоза… И к нам в гараж приходили соседи, знакомые — с подарками, с едой, а один даже печку принес, чтобы мы не так мерзли. Самое печальное в этой истории — мы не успели закончить ремонт и поехали в гости на электричке…

Юлия Николаева, лингвист.

Раритет!

— В 90-е годы мы — молодая семья, с деньгами напряженка, Новый год на носу, елки нет, а так хочется праздника!.. Идем мимо киоска «Союзпечать», смотрим — разборную елку продают. И недорого! Выгребли с женой из карманов мелочь, считали-считали, вздыхали-вздыхали — набрали нужную сумму и купили!.. Принесли домой, достали с антресолей бабушкины елочные игрушки, нарядили — красота!.. Эта елка до сих пор жива, мы ее наряжаем каждый год! …И каждый год я ее пытаюсь выбросить, но тут же на защиту встает супруга: «Не трогай! Раритет!»

Ирек Шарафутдинов, программист.

«Лысая» елка

— В 90-е оба с мужем работали, и оба не получали денег. На талоны в столе заказов купили конфет. Решили, что сварим картошку. Родители прислали в подарок несколько банок тушенки. Так что застолье у нас намечалось совсем неплохое. Одна беда — елку купить не на что!.. И задумали мы «черное дело». Под вечер взяли большую красную сумку и пошли в лес. Облюбовали маленькую-маленькую елочку (поросль), срезали ее столовым ножиком, засунули в сумку — и домой. Поставили в банку с водой и спать легли. Утром встаем, глядь на елку, а она… лысая. Не знали мы, что если на улице большой мороз, елку нельзя сразу в тепло вносить и ставить в воду — сбросит она иголки.

Ирина Аксенова, медработник.

Дед Мороз побрился!

— В детских садах роль Деда Мороза всегда традиционно играли воспитатели — те, что ростом побольше и комплекцией посолиднее. Но в старших группах этот номер не проходил — ребятишки догадывались, что перед ними переодетая женщина. Поэтому я, готовя новогодний утренник, попросила мужа перевоплотиться в сказочного Деда. Несколько лет он играл эту роль. Однажды после утренника зашли мы в методкабинет, муж начал переодеваться, снял бороду. В этот момент в дверь случайно заглянул ребенок, удивился и закричал: «Дед Мороз побрился! Дед Мороз побрился!»

Антонина Капустина, музыкант.

Ремень для стройности

—  У меня Новый год ассоциируется с… ремнем, и вот почему. Челябинский пединститут. Мы с будущим мужем — первокурсники.  Выдали нам в конце декабря стипендию, и поехала я покупать в торговый центр подарки родным. Стипендия была повышенная, и мне удалось купить маме польскую сумку, а жениху — прекрасный кожаный ремень. Так вот, по прошествии стольких лет, этот ремень сегодня служит для мужа своеобразным ориентиром. В юности он застегивал его на 3­ю дырку, позже — на 2­ю, но если сейчас дотягивает только до первой, то я понимаю: пора сажать благоверного на диету и возвращать ему былую стройность!

Юлия Тихомирова, педагог.

Вниз на простынях

— Кто не помнит свои студенческие годы?.. Питались скудно, но хлеб, картошка и лук были всегда. А на Новый год еще и на выпивку хватало. Как­то в Новый год с друзьями выпили, показалось — мало, надо бы еще, но вот проблема: на вахте дежурила злющая вахтерша по имени Дина. После 11 часов мимо нее даже заяц бы не прошмыгнул — такая зоркая и вредная была женщина, что тут же накатала бы докладную в деканат. Посидели мы, поразмыслили и решили «гонцов» спустить вниз через окно на простынях, как в хорошем приключенческом фильме. И все бы ничего, да комната наша на пятом этаже была. Впрочем, нас это не остановило. Полезли два добровольца. Тот, что постройнее, слез быстро и уже махал руками снизу: «Торопись, мол!» А второму, имевшему в себе лишние килограммы, повезло меньше: он упал, но очень удачно – в сугроб. Мы в ужасе, а товарищ наш, как ни в чем не бывало, поднялся, отряхнулся и потопал в магазин. Как посланцы вернулись обратно в общагу — уже и не помню.

Петр Овчаренко,  рабочий.

Колядки «на бровях»

— В поселке городского типа, где прошло мое детство, существовала традиция: в канун Рождества наши мамы приводили своих мужей и детей в одну квартиру, а сами наряжались в тулупы, юбки, шали и шли колядовать. Мероприятие, конечно же, было веселое, потому что мамы возвращались поздно и, как говорят, «на бровях». Когда мы подросли, тоже стали наряжаться и колядовать. Ходили по знакомым, шутили, острили, обыгрывали свои костюмы (я, например, рядилась цыганкой). Нас угощали конфетами и даже пытались «наливать».

Ольга Морозова, повар.

Что таяло во рту?

— Когда я была ребенком, всегда ходила на елку в лесхоз — там работал папа, и сотрудники устраивали для своих детей хорошее представление с песнями и плясками под гармошку. Помню, нам предложили с завязанными глазами срезать ножницами привязанные к веревочке призы. Мне, шестикласснице, очень хотелось срезать коробку импортного печенья «крекер» — это был самый главный и самый большой приз. И, представьте, я его срезала!.. До сих пор помню вкус крекера — нежный, насыщенно­сливочный. Прямо во рту таял!

Елена Мулдашева, инженер.

Чуть не арестовали!

— В начале 2000­-х накануне Нового года в городе объявили довыборы, и мы двумя парами (две Снегурочки и два Деда Мороза) ходили по квартирам, поздравляли и приглашали прийти в избирательный пункт проголосовать. И вот уже конец наших «походов», одна пара пошла, а мы сидели в машине и ждали их. Вдруг появляется милиционер, заявляет, что агитировать нельзя и что он нас забирает с собой. «Мы не агитируем, просто поздравляем!..» А он твердит свое. Каким­то образом смогли спастись от стража правопорядка.

Виктор Сидоров, водитель.