Вечной прочности вечный запас

Вечной прочности вечный запас

Война прокатилась тяжелым жерновом по всем российским семьям, но не смогла стереть их с лица земли

Праздник Победы отгремел и остался позади, но ратные подвиги соотечественников (особенно родственников) еще долго будут будоражить наше воображение. Сотни школьников и молодых людей прикоснулись к живой истории страны, разыскав в семейных архивах военные фотографии, письма, похоронки, медали и, может быть, впервые в жизни ощутив собственную связь с судьбой Родины — пусть даже связь через несколько поколений.

И ярость благородная вскипает, как волна…

Сергей Гаврюшкин, преуспевающий юрист, с детства заслушивался рассказами деда Степана Васильевича Попова, чья судьба в чем-то похожа на судьбы миллионов его ровесников, но в то же время и отличается от них.

Отличается, в первую очередь, тем, что Степану Васильевичу довелось быть участником самых крупных, самых знаковых событий Великой Отечественной войны: битвы под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, под Прохоровкой.

С первых же военных дней его, выходца из Пензенской области, мобилизовали и отправили на Дальний Восток, где японцы грозились открыть второй фронт. Активная же его боевая деятельность началась осенью 41-го, когда немец вплотную приблизился к столице и советских солдат спешно перебрасывали под Москву.

— Начинал дед рядовым пулеметчиком, — рассказывает Сергей Николаевич, — потом стал артиллеристом, командовал гаубицей. С горечью признавался, что страну застали врасплох, что ее неготовность к войне порождала поначалу суматоху, неразбериху, суету, и немцы, пользуясь своим преимуществом, вели себя нагло, шли напролом, ничего не боясь. Но советские воины сумели дать отпор непрошеным гостям. Лучше любой политинформации поднимал боевой дух красноармейцев вид разоренных, сожженных вместе с жителями деревень. «Это рождало ярость, — говорил мне дед, — утраивало силы. Хотелось мстить за поруганную землю, за убитых россиян и, может быть, не только россиян!».

Под градом пуль

Никакие фильмы не дают полного представления об истинной войне, на которой солдаты (и откуда только силы у них брались?) несколько дней подряд, без отдыха, еды и питья наступали, били, гнали, уничтожали фашиста и сами падали как подкошенные под градом пуль и снарядов. В памяти почему-то всплывают услышанные где-то строчки: «И откуда взялось столько силы даже в самых слабейших из нас?.. Что гадать! — Был и есть у России вечной прочности вечный запас».

— Дед рассказывал, что однажды им пришлось несколько суток простоять по горло в болоте, не шевелясь, не имея возможности вздремнуть, — продолжил Сергей Николаевич. — Как это часто бывало на войне, полевая кухня не поспевала за стремительно наступающими войсками, и солдаты порой прямо на бегу отрезали кусок мяса от убитой лошади, кидали его в сумку, чтобы съесть при первом же удобном случае. Страшно?.. Страшно. Но это было. Самые яркие воспоминания у деда связаны со Сталинградской битвой, когда земля в буквальном смысле горела под ногами. Там Степана Васильевича ранило в ногу, позже было второе тяжелое осколочное ранение в челюсть и долгие месяцы лечения в госпитале.

Хлебнули горя сполна

Степан Попов освобождал Прибалтику и хорошо запомнил случай: фашисты заняли огневую позицию на колокольне, держали на мушке всю округу, а красные командиры не давали команды стрелять по ним, пока не получили соответствующий приказ. Дед лично занимался наводкой орудия, чтобы выбить фашистов из церкви. Даже когда война закончилась и мир праздновал победу, Попов продолжал воевать — теперь уже в Западной Украине, где свирепствовали бандеровцы. Два года спустя после победных салютов вернулся Степан Васильевич на родину, познакомился с милой девушкой Шурой и сразу повел ее под венец.

— Бабушка Александра Павловна в войну не сидела сложа руки, — добавляет Сергей. — Работала на полях, на фанерном комбинате, на заводе в Мурманске и до самой смерти была уверена: на фронте тяжелее, чем в тылу… Родителей моего отца тоже война не обошла стороной: бабу Катю эвакуировали по «дороге жизни» из блокадного Ленинграда вместе с детдомовцами-сиротами в Миасс, где она и встретилась с дедушкой, который трудился в тылу. Все хлебнули горя сполна, но, к счастью, все остались живы.

Спасибо, что спасли мир

…В 2012 году Сергей Гаврюшкин посетил Польшу. Во время пребывания в Освенциме один из экскурсантов воскликнул: «Какая здесь сегодня красота!..». Слова эти вызвали минутный шок, люди и экскурсовод застыли в изумлении: как можно восхищаться концлагерем, где до сих пор царит зловещая атмосфера, сохранились газовые камеры, виселица, стена расстрела?..

А человек (был он в военной форме и, по всей видимости, в высоком звании) тихо закончил фразу: «Я когда-то освобождал эти места…». Позже выяснилось, что он действительно руководил освобождением Освенцима, но при этом сегодня там нет ни слова благодарности русскому воину, что, безусловно, возмутило Сергея.

— Я уверен, — говорит Сергей Гаврюшкин, — что нельзя забывать войну. Если будем помнить о ней, то это, возможно, удержит мир от развязывания новых военных конфликтов. Будучи старшеклассником, я жил когда-то в немецкой семье по программе обмена. В той семье был дед, участник войны, побывавший в русском плену, который тем не менее мне, мальчишке, признавался: «Я благодарен советским солдатам за то, что спасли нас от «коричневой» чумы…».

Внук победителей

Сергей Гаврюшкин, председатель общественной организации по защите прав потребителей «Статский советник». Родился в 1983 году в обычной миасской семье. Папа —водитель, мама — педагог.

С детства отец учил сына относиться к профессии, которую выбрал, не изменять своему делу и людям, которые трудятся рядом. Истории своей семьи всегда воспринимаются ярче, чем информация в учебнике истории. Их проживаешь, пропускаешь через душу, примеряешь на себя, и после этого забыть или относиться к ним формально уже невозможно. Рассказы деда, Степана Васильевича Попова, который прошел всю войну, а затем продолжал бороться с бандитами в Прибалтике и с бандеровцами в Украине, повлияли на характер и формирование жизненных идеалов Сергея Николаевича не менее серьезно. Возможно, по этой причине он отдавал предпочтение гуманитарным наукам, особенно истории.

Сейчас Сергей Гаврюшкин — преуспевающий юрист. Защита прав людей — его основополагающее дело.